Страхи родителей: как перестать бояться

Зигмунд Фрейд: выделил реальные и невротические страхи

Австрийский психиатр в своем труде «Введение в психоанализ» выделял две группы страхов:

  • реальные — когда человек боится опасной ситуации, которая на самом деле может с ним случиться;
  • невротические — когда человек видит угрозу в нереальной ситуации или в той, которую другие воспринимают как неопасную.

В системе Фрейда реальные страхи основаны на работе инстинкта самосохранения. Например, ребенок может бояться нырять в бассейн, потому что плохо плавает. Но если родители объяснят, что там не глубоко, вода уже не будет вызывать опасений. В этом случае понятно, как помочь ребенку победить страх — призвать на помощь убеждение и логику.

Невротические страхи логике не поддаются. К примеру, если ребенок отказывается даже стоять близко к воде или заходить в нее по пояс — это невротический страх. Он появляется не от реальной опасности, а оттого, что с водой связаны травмирующие воспоминания или ассоциации. Говорить о безопасности и убеждать в этом случае бесполезно, здесь нужен особый подход, о котором мы поговорим ниже.

Причины раздражения

1. «Давай, быстрей»

У современного человека, казалось бы, есть всё: компьютеры, телефоны, автомобили, микроволновки и другие вещи, призванные упрощать жизнь

Отчаянно не хватает только самого важного — времени. Ускоренный темп жизни несёт нас вперёд напролом

И если что-то или кто-то хоть чуточку старается затормозить нас — это жутко раздражает. И это понятно. Посудите сами.

Утром надо быстрее затолкнуть ребенка в садик и успеть на работу. Вечером, ребёнок хочет показать рисунок, пообниматься, сидя на коленках, погулять. Нет — кружки! После кружка, быстрее домой. Ещё ведь обед приготовить, с мелкими хозяйственными делами разделаться, помочь старшему приготовить уроки и, хотя бы немного, отдохнуть. Потом быстрее спать, чтобы завтра начать с начала. Не удивительно, что от стотысячной просьбы ребёнка «я хочу последний раз скатиться с горки», мама может взорваться.

2. «Эмоциональные качели»

С нашим поколением в детстве не очень-то церемонились. Заботиться о детских чувствах как-то было не принято. Со своими эмоциями мы справлялись сами, как уж могли. Многие чувствовали недостаток любви. И вот мы выросли и у нас появились собственные дети. «В нашей семье всё будет по-другому», — решили мы и начали на полную катушку считаться с чувствами наших детей.

И всё бы хорошо, да не так всё просто. Иногда дети садятся на шею и весело болтают оттуда ногами, чувствуя вседозволенность, иногда родители срываются на усвоенную в детстве модель детско-родительских отношений. Причины могут быть разные, итог один — родители рано или поздно срываются. Потом приходит чувство вины. Вот тут-то и начинаются качели.

В итоге мы то всё позволяем своим детям и пытаемся разобраться с их эмоциями и реакциями, то вдруг прорывается «да сколько можно с ним носиться!». Потом гонки по поводу «опять не сдержалась». Родитель пытается загладить свою вину. Чувство вины давит, не дает покоя, что опять приводит к раздражению. Так замыкается круг: раздражение — вина — раздражение. И чем дальше, тем выбраться из него всё сложнее.

3. «Что обо мне подумают»

«В группе с моим сыном девочка уже бегло читает, а мой ещё алфавит не может выучить». Так сокрушается мама и упускает из виду, что сыну только пять, и это в общем-то нормально, что он еще не умеет читать. Сейчас ему важнее сформировать любовь к чтению. Мама упускает из виду, что эта девочка может невзлюбить книги как раз из-за постоянного принуждения к чтению с раннего возраста. Если конечно она не вундеркинд, что случается не так уж часто. Но родитель, сравнивая своего ребёнка не в его пользу, начинает смотреть на него критично, придираться и постоянно одергивать. Это убивает радость общения и неминуемо приводит к хроническому раздражению.

Перекладывание ответственности: «Прими решение сам»

Взрослые пытаются повлиять на ребенка с помощью уговоров и убеждения, потому что боятся, что нанесут травму, испугают еще больше, если не заручатся его согласием. А согласия тем меньше, чем больше уговоров. Но ведь нормально, что ребенок избегает неприятных и страшных вещей. Жизнь в дальнейшем их будет предоставлять в большом количестве не спрашивая.

Оптимальный вариант — проиграть пугающую ситуацию дома, отрепетировать поход к врачу, репетитору или парикмахеру. Тогда ребенок сам с легкостью и удовольствием отправится на приключение

Репетиция сработает не всегда, поэтому важно говорить уверенным голосом, показать, что ребенок справится. В таких ситуациях допустимо директивно направлять ребенка несмотря на крики и начинающуюся истерику, но делать это нужно доброжелательно и с любовью, избегая насмешек, угроз и заигрывания

Самые бесстрашные дети — это те, кого не спрашивают, но кого поддерживают.

Работа психолога с нерешительным ребёнком и его семьёй

Психолог совместно с родителями определяет причину нерешительности. Тревожность (почти всегда она – основа нерешительности) может быть как врождённой, так и приобретённой, постоянной или возникающей в определённых ситуациях. Психологическое исследование и понимание всего комплекса факторов позволит сделать работу над проблемой более целенаправленной. В зависимости от того, какие факторы привели к нерешительности, будет составлен план работы. В него может входить стабилизация эмоционального состояния и снижение тревожности, формирование устойчивой позитивной самооценки и уверенности в себе, работа со страхами и многое другое. Постепенно, шаг за шагом, проблема будет решена. Изменится как внутреннее самоощущение ребенка, так и его поведение

Важной составляющей успешной психологической работы является контакт с родителями.

В ходе беседы с родителями психолог даёт рекомендации, помогающие решить проблему, при необходимости отрабатывает с ребёнком ситуации, в которых он чувствует себя неуверенно и потому ведёт себя нерешительно.

Детская нерешительность «лечится» куда проще, чем взрослая, поэтому родителям важно не упустить момент и вовремя обратиться за помощью к психологу

Слияние: «Твой страх — мой страх»

Ребенок заражает страхом родителя. В результате малыш наделен большей властью и большей ответственностью.

Ребенок может пойти дальше и начать исследование границ взрослого: «А этого он тоже испугается? А вот этого?» Например, начнет бояться кошек или голубей (реальная ситуация). Здесь родитель вряд ли присоединится и не будет прятаться от кошек и голубей, страх ребенка постепенно угаснет

А если новый страх тоже будет правдоподобным — ребята со двора, воспитатель в саду? Поэтому важно не идти на поводу у ребенка и не уходить от пугающей ситуации

Оставить ребенка наедине со страхом, предложить справиться самостоятельно — тоже не вариант, хотя нам часто кажется, что это поможет:

  • бросить в воду исподтишка, застать врасплох
  • заставить пройти мимо собаки, прикоснуться к пауку

Ребенку показывают, что родитель не дает разрешение на страх, а значит, страх — плохое чувство, его нужно прятать. Он остается наедине с переживаниями, но уже многократно усиленными, обильно приправленными обидой и напряжением.

В первом и втором случае взрослым руководит страх. Но это, конечно, не страх собаки (пауков, темноты), а тех эмоций, которые испытывает ребенок, бессилия, ощущения, что родитель не знает, как с ними справиться.

Суть этих эмоций такова, что с ними не нужно справляться. Нет такого способа, чтобы ребенок быстро перестал бояться пугающего объекта — можно только постепенно учить его преодолевать негативные переживания. Для этого достаточно выслушать, подтвердить, что такой страх имеет право на существование, что, может, вы и сами немножко пугаетесь, или, наоборот, не пугаетесь, но вы рядом, готовы защищать его. Победить страх нужно вместе: не обходить собаку закоулками, но пройти мимо крепко взявшись за руки, подбадривая ребенка.

Хороший посыл, который может дать взрослый:

  • «Собака страшная, но я ее не боюсь. Я рядом, я тебя защищаю»
  • «Одному (без мамы) в садике страшно. У тебя это в первый раз. Тут новые игрушки, смотри. Я обязательно вернусь вечером»

Про жизнь сейчас и планы на будущее

Состояние стабилизировалось. Я не помню, на каком конкретно моменте я почувствовала, что стало лучше. Постепенно, шаг за шагом все ушло, все негативное. Стало спокойно. Я смогла избавиться от депрессии. Я радуюсь жизни. Много эмоций.

Не одна я радуюсь жизни. То, что происходит вокруг, тоже заряжается тем, что идет изнутри. Я заметила, что люди меняются, мои отношения с окружающими, и все удается.

Сейчас мне тоже приходится принимать антидепрессанты — поддерживающая дозировка. Ашмейба Нино Анатольевна объяснила, что их нужно принимать более длительное время, возможно и всю жизнь. Никто этого не может сказать.

Я могу сказать, что психотерапия при депрессии и лечение не решает всех проблем, но помогает открыть глаза и дает направление, куда идти дальше. Мое состояние было похоже на замкнутый круг, когда ты не видишь выхода. А здесь тебе показывают — вот, пожалуйста, дверь открыта, тебе надо идти туда. Но как ты пройдешь — это уже будет зависеть от тебя. Тебе помогают идти. Основная работа — это работа с собой.

С декабря 2018 я перебралась жить в Италию. 25 февраля у меня будет свадебная церемония. Свадьбы большой не будет, все будет достаточно скромно. Но я выхожу замуж. Я живу в пригороде провинции Турина. Не в квартире, мой жених купил дом с садом. Общение с природой, свежий воздух и, наверное, все то, о чем мечтают многие люди.

Когда меня в подростковом возрасте спрашивали: «А когда ты выйдешь замуж?», я говорила: «Никогда! Ни-ког-да!» Отношения с молодыми людьми и затем с мужчинами у меня не складывались. Чаще всего я боялась и бежала от отношений. За 37 лет жизни у меня никогда не было длительных отношений. И вот сейчас случились первые глубокие и обдуманные, серьезные отношения. Это ново, это необычно, и мне это нравится.

Что стоит за страхом?

В самом общем виде, родительский страх, направленный на детей, можно разделить на два вида. Первый – это собственно опасение, что с ребенком может что-то случиться; второй – что ребенок будет «не таким, каким надо».

Все, что мы говорили про свободу, относится к первому виду страха. Суть его заключается в том, что мать или отец боятся за своего ребенка, считая мир опасным и враждебным. Следует упомянуть, что очень немногие родители готовы признаться, особенно своим детям, в том, что боятся за них. Они стараются объяснить свое поведение другими причинами, привести логические доводы. В психологии такой процесс называется «рационализацией» и относится к механизмам психической защиты. Рационализация всегда возникает постфактум, как попытка избежать внутриличностного конфликта.

Если родители объясняют свои запреты обеспечением безопасности ребенка – это работа механизмов психической защиты. Например, 12-летнему подростку разрешают гулять только во дворе, так, чтобы его было видно из окна. И отец, и мать помнят, как сами любили гулять в соседнем дворе или расположенном рядом парке и даже уезжать в другой район города, а также помнят, насколько эти прогулки были интересны и познавательны. Однако рационализация блокирует это знание, и осознанными становятся только соображения безопасности сына или дочери.

При этом сам ребенок считает себя достаточно взрослым, а родительский контроль избыточным, что ведет к конфликтам и протестным реакциям. В результате ребенок начинает расширять степень своей свободы, не ставя маму и папу в известность. Когда это выплывает на поверхность – родители чувствуют еще большую тревогу, беспокойство, страх и… беспомощность.

На поведенческом уровне страх за ребёнка проявляется обычно сопровождением ребенка в школу, постоянными контролирующими звонками, ограничением продолжительности прогулки и запретом уходить далеко от дома, а также наказанием за нарушения установленных правил. Безусловно, контроль за жизнью детей необходим, особенно в дошкольном и младшем школьном возрасте, однако часто мы встречаемся с тем, что он переходит в гиперконтроль.

Возраст детских страхов

Страх — это друг человека, его дар. Чувство страха было дано нам, чтобы мы могли оценивать опасность и избегать ее, но вместе с очевидными плюсами, страхи приносят в нашу жизнь много досадных минусов. Детский страх, как и взрослый, может быть необоснованным, стать навязчивым, а ребенку иногда требуется помощь, чтобы научиться справляться с пугающей информацией.

В каждой возрастной группе встречаются свои страхи, но рассматривают и список самых распространенных:

  • Страх остаться без родителей (одиночества);
  • Страх плохих снов;
  • Страх темноты (неизвестности);
  • Страх злодеев из сказок;
  • Страх войны;
  • Страх природных катаклизмов;
  • Страх наказания;
  • Страх боли (уколов, врачей);
  • Страх смерти.

Возрастные страхи могут задерживаться у человека дольше «положенного», именно поэтому многие взрослые продолжают с детства бояться высоты или громких звуков.

От 0–1 года:

страх разлуки с близкими;

незнакомых людей;

страх воды;

страх громких звуков.

В 1 год:

  • страх одиночества;
  • страх незнакомых взрослых.

В 2–3 года:

  • страх наказания;
  • боязнь животных;
  • страх высоты;
  • боязнь громких звуков.

В 4–5 лет:

  • страх темноты;
  • страх сказочных персонажей;
  • страх ночных кошмаров.

В 6–7 лет:

  • страх смерти (своей или близких);
  • страх животных;
  • страх сказочных персонажей;
  • страх ночных кошмаров;
  • страх бедствия: пожара, наводнения.

В 8–10 лет:

  • страхи, связанные со школой, стыдом (страх не ответить у доски, отпроситься в туалет);
  • страх смерти.

В 11–16 лет:

  • страх смерти;
  • боязнь войны или нападения;
  • ипохондрия;
  • страх проявить себя;
  • страх принятия возрастных изменений.

Все ли в порядке с моим ребенком?

Второй вид родительского страха более сложен – это опасение, что ребенок будет каким-то не таким. В первую очередь, это, конечно, относится к здоровью ребенка, как физическому, так и психическому.

К сожалению, существует множество отклонений, которые по независящим от нас причинам могут наблюдаться у ребенка – это и расстройства аутистического спектра, и умственная отсталость, и расстройства личности, дефекты речи и пр. Мысль о том, что наш ребенок может быть «ненормальным», приводит нас в ужас. Такой страх совершенно понятен.

Как и в первом случае, проявлением такого поведения может стать избыточный контроль, опека. Разумеется, определенная степень такого контроля полезна для того, чтобы выявить особенности развития на ранних этапах. Чем раньше происходит медико-психологическое вмешательство, тем больше вероятность компенсации недостатков психической сферы. Однако избыток контроля может также привести к негативным результатам. Найти оптимальную границу очень непросто, учитывая все особенности как родителей, так и детей: кто-то более тревожен, кто-то более спокоен и т.д. Нам приходится жить с осознанием вероятности кошмарных вещей, и иногда от этих мыслей просто невозможно избавиться. Отчасти этим вопросом занимаются семейные консультанты, помогая отыскать в сознании родителя чувство спокойствия.

Порой мы не понимаем своих детей. Почему им что-то интересно, а что-то нет? Иногда мы не согласны с их увлечениями. А бывает так, что они нас пугают. Детям может нравиться заниматься травмоопасными видами спорта, и большинство родителей ценит это, но было бы странно при этом не чувствовать страх за свое дитя. Такой страх может относиться не только к здоровью ребенка, но и к его будущему. Любящие взрослые, желая сыну или дочери успехов, с тревогой смотрят на его оценки, на непонимание некоторых сложных предметов, на отсутствие тяги к знаниям.

С таким страхом справиться непросто, и часто он приводит к конфликтам в семье. Ребенок в силу своего возраста категорично требует полной свободы, злится; родители опечалены, у них могут включаться разные защитные механизмы, и дистанция только растет. В таких ситуациях сложно не винить себя, не опустить руки. Но мы должны понимать, что дети имеют много своих личностных и возрастных особенностей, не всегда понятных и приятных нам, взрослым. И в наших силах принять эти особенности, сладить с ними и даже направить их развитие в положительное русло. Безусловно, это бывает трудно, особенно с подростками, но именно для этого существуют специалисты-психологи: они могут чуть шире взглянуть на ситуацию, увидеть сущность проблемы и организовать контакт родителей с детьми так, чтобы они пришли к взаимопониманию.

Страх, тревога и фобия — в чем разница

Чтобы помочь ребенку справиться со страхами, важно понимать разницу между этими понятиями

  • Страх — это непосредственная реакция на опасность. Эмоция, которая возникает в ответ на реальную или воображаемую угрозу.
  • Тревога — это реакция на неопределенность, когда человек ожидает неприятных событий, но не уверен в их наступлении.
  • Фобия — это неконтролируемый, иррациональный страх перед ситуацией, которая может и не представлять реальной угрозы. Ключевое слово здесь «иррациональный», поскольку ребенок часто и сам понимает, что бояться нечего, но справиться с собой не может.

Если речь идет о тревоге (реакции на неизвестность), родителям достаточно поговорить с ребенком о волнующем событии, рассказать, как все будет происходить, ответить на вопросы. Этого хватит для того, чтобы он перестал бояться.

Что касается фобий — это область работы психолога или психотерапевта. Если речь идет об устойчивом иррациональном страхе, который не проходит от года и больше, нужно обратиться к специалисту.

В ситуации, когда дети испытывают именно страх (то есть уверены, что есть угроза), разговоров недостаточно. О том, как помочь ребенку преодолеть страх, поговорим ниже.

Ребёнок столкнётся с общественным осуждением

Все привыкли, что дети ходят в традиционную школу. Многие даже не подозревают, что этого можно не делать. Поэтому частый страх родителей перед домашней школой — неодобрение окружающих.

Считается, что нужно ходить в школу и получать образование «как все». А если идёшь по альтернативному пути — это плохо. 

Как побороть страх? 

Проработайте страх отличаться от других с психологом. Семейное обучение не делает детей «не такими, как все». Дома учатся такие же ребята, как и в школе, ведь на семейное образование переходят не только по состоянию здоровья.

Вот основные причины перехода на домашнее обучение: 

  • низкое качество школьного образования, 
  • конфликты с педагогами или одноклассниками, 
  • желание заниматься в комфортном темпе, 
  • частые переезды семьи и другое. 

Если ребёнок и будет отличаться от сверстников, то только повышенной мотивацией, дисциплиной и умением креативно мыслить. Ребята-хоумскулеры часто отмечают, что с переходом на семейное обучение их учебные результаты улучшились. Так, ученица домашней онлайн-школы «Фоксфорда» Полина Алешкова в интервью , что стала лучше разбираться в предметах благодаря преподавателям в «Фоксфорде» — и успеваемость повысилась.

Если школьник будет демонстрировать классные результаты, общественное осуждение быстро сойдёт на нет. А кто-то даже возьмёт пример и заинтересуется семейным обучением. 

<<Форма демодоступа>>

Тут все просто: угрозы, критика, гиперконтроль

Страх от родителей к ребенку? Почему? Этот стиль воспитания называется доминирующая гиперпротекция

Родитель контролирует каждое движение ребенка, всегда или только в ситуациях, когда действительно нужно вести себя осторожно. Но когда ребенок оказывается в такой ситуации, вместо того, чтобы справиться с ней, он теряется и начинает испытывать сильную тревогу. В ситуации «веди себя тише, люди смотрят» окружающие выступают как некоторая угроза

Они обязательно будут критиковать и осуждать ребенка, и непонятно, как себя вести, чтобы им понравиться. Поэтому лучше держаться от них подальше и вообще остаться дома

В ситуации «веди себя тише, люди смотрят» окружающие выступают как некоторая угроза. Они обязательно будут критиковать и осуждать ребенка, и непонятно, как себя вести, чтобы им понравиться. Поэтому лучше держаться от них подальше и вообще остаться дома.

За гиперпротекцией обычно стоит родительская тревога. Для тревоги может быть много причин:

  • «Что люди скажут?»
  • «Надо помочь ребенку адаптироваться»
  • «Нельзя, чтобы ребенок кому-то помешал»
  • «Ребенок сам не справится»
  • «Нужно, чтоб никто не заметил недостатков у ребенка»
  • «Нужно делать замечания, чтобы тебя считали хорошей матерью»
  • «Плохое поведение ребенка означает, что я плохая мать»

Родитель может бояться осуждения, страшится оказаться плохим родителем. Это приводит к тому, что повышается чувствительность к малейшему отклонению от нормы в поведении у своего ребенка.

Чтобы справляться с такими ситуациями, научитесь отслеживать эту тревогу и понимать, чем она вызвана. Хотя бы в некоторых ситуациях дайте себе разрешение понаблюдать за поведением ребенка, не подсказывайте и не бросайтесь помогать. Посмотрите, как он справляется самостоятельно, в чем его трудности и как реагируют окружающие (обязательно отрицательно?).

Спокойствие и наблюдательность родителя — залог того, что ребенок будет успешно справляться с трудностями.

С 3–4 до 7 лет

После 3 лет у детей активно развивается воображение и может появиться страх сказочных персонажей, привидений, темноты и т. д. В этом возрасте стоит внимательно отнестись к контенту, который видит ребенок, — агрессивным мультфильмам, компьютерным играм. Ввиду незрелой нервной системы перевозбуждение и стресс появляются даже от обилия ярких динамичных кадров.

Ближе к школьному возрасту дети начинают задумываться о смерти и могут бояться умереть или пережить смерть родителей. Это нормальный этап взросления. Но если ребенок слишком часто задает такие вопросы или рисует сюжеты, связанные с умиранием, — есть повод обратиться к психологу.

Страх перед сказочным персонажем иногда маскирует реальные проблемы в жизни ребенка

Родителям стоит аккуратно спросить ребенка о том, почему именно он боится этого персонажа — что конкретно он может сделать.

Бывает, что за образом «Бабы Яги, которая запрет в темном чулане», стоит реальный взрослый с чрезмерными ограничениями.

Причины зарождения перманентного тревожного состояния в отношении ребенка

В основе тревоги за ребенка лежит страх его потерять. Он начинается с того момента, как обнаруживается факт зачатия, и часто продолжается на протяжении всей сознательной жизни. Его обуславливает генетически запрограммированное стремление сохранить жизнеспособность потомства. Существует масса социально-психологических факторов, которые провоцируют тревожные состояния, соотносимые с детьми:

Завышенные ролевые ожидания от себя как родителя. Когда мама или папа ставят планку родительских функций слишком высоко, им сложно до нее дотянуться. Возникает ощущение, что он или она прикладывает недостаточно усилий для обеспечения благополучных условий жизни ребенка. Конфликт ожиданий и реальности порождает тревогу.

Пережитый негативный опыт. Прерванная беременность, утрата ребенка, в большинстве случаев ведут к тому, что родители тревожатся в будущем. Страх повторной утраты нетрудно осознать, но тяжело с ним работать в одиночку

Прежде, чем планировать беременность, важно проработать проблему предыдущей утраты.

Латентная депрессия. Длительное отсутствие отдыха, невозможность уделить себе достаточно времени и регулярное однообразие вызывают тоску

Порой тоска перерастает в депрессию, которую не воспринимают всерьез. Это состояние провоцирует беспочвенные страхи и постоянную тревогу.

Отсутствие реализации в других ролевых позициях. Сосредоточенность на роли матери всецело поглощает женщину. Она находит призвание лишь в этой позиции. Только отсутствие других интересов неблагополучно сказывает на психологическом здоровье.

Передача механизмов реагирования от родителей. Когда ваши родители постоянно предостерегали вас, рассказывали об ужасах окружающего мира и общества, вы волей-неволей перенимаете подобную модель реагирования. А после передаете ее последующему поколению.

Послеродовые перемены. Изменение гормонального фона вследствие недавних родов влияет на функционирование головного мозга. Вследствие этих изменений психика женщины становится хрупкой и уязвимой. Поэтому возникают безотчетные страхи, тревоги, переживания.

Подавленные эмоции. Подсознательная неудовлетворенность родительством порождает вину, стыд. Повышенная тревожность и всеобъемлющая забота выполняют компенсаторную функцию негативных чувств.

С 7 до 12 лет

Начало школьной жизни — тот экватор, за которым природные и «фантазийные» страхи все больше уступают место социальным. Дети, выросшие в гиперопеке, могут тяжело переживать разлуку с родителями и необходимость самостоятельно справляться с заданиями в школе.

Родители же часто усугубляют ситуацию, придавая чрезмерную важность оценкам, заставляя многократно переписывать домашние задания и т. д

Как преодолеть детские страхи, связанные со школой, и помочь ребенку не бояться этого нового жизненного этапа? В первых классах стоит сосредоточиться не столько на отметках, сколько на том, понимает ли ребенок программу в целом, какие него есть белые пятна.

Если будет понимание, отметки подтянутся сами собой. И не забывайте, что школа — это лишь часть жизни, помимо уроков у детей должны оставаться увлечения и хобби.

К чему приводит гиперконтроль?

Причины страха за детей ясны: потерять ребенка – это невыносимая утрата. Если задуматься о такой возможности, становится сложно считать тотальный контроль со стороны родителей чем-то неправильным. Однако психологам приходится смотреть на вещи объективно, и вот что они могут сказать по этому поводу: абсолютный контроль мешает развитию личности ребенка.

Первый аспект – самостоятельность. Так или иначе, но воспитание – это подготовка ребенка к жизни, которую он будет проживать сам. Для того чтобы успешно существовать в мире, ему необходимо овладеть некоторыми навыками. Ребенок, растущий в «тепличных условиях», лишен возможности получить знания, позволяющие ему научиться выстраивать продуктивные отношения, преодолевать социальные трудности и т.д.

Следующий момент – это, конечно, безопасность. Мы контролируем ребенка, дабы обезопасить его, однако что происходит на практике? Тотальный контроль в детстве не позволяет человеку научиться адекватно реагировать на потенциально опасные ситуации. В детстве опасности, исходящие от окружающего мира, достаточно безобидны, поскольку сами границы этого мира узки. Но именно в это время мы овладеваем базовыми понятиями о том, что является угрозой. Горячая плита может стать причиной ожога, на льду можно упасть и удариться – именно так и приобретается жизненный опыт. Ограждая ребёнка от любых опасностей, мы не даём ему научиться самостоятельно избегать их.

Нельзя не упомянуть интеллект. Детский ум развивается на основе ощущений, восприятия и действий, которые он получает в процессе познания реальности. Ограничиваем получение опыта – сужаем возможности для развития ума.

Кроме того, во многом, именно детский период определяет то, какие личностные качества приобретёт человек. В ситуации избыточного контроля у ребенка могут сформироваться личностные черты, которые в дальнейшем негативно повлияют на его адаптацию к социуму. Например, очень часто в таких условиях формируется зависимость от матери и/или от других значимых взрослых.В этом случае, способность человека мыслить, принимать решения, действовать самостоятельно, т. е. быть независимым от окружающих, не сформируется к взрослому возрасту.

1. Рисуночные психотехники

Попросите ребенка нарисовать семью и проанализируйте, где он расположил себя и своих близких. Дети, которые рисуют себя в стороне от родных, переживают одиночество, чувство брошенности.

Обратите внимание, к кому ближе всего расположена фигурка ребенка — это самый значимый для него взрослый человек, от которого ожидается поддержка. Посмотрите, чья фигура больше всего заштрихована

Сильный нажим — признак эмоционального напряжения, связанного с данным человеком.

Еще можно попросить ребенка нарисовать свой страх и расспросить, где он живет, что любит и что не любит, чего сам боится. В результате получится сказка о страхе — придумайте ей хороший конец.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwitterВКонтакте
Напишите комментарий